Лого АРО

    Вместе мы создадим отрасль!

||ОТРАСЛЬ В ФОКУСЕ
Станислав Ананьев

Мировая практика

Опыт управления отходами в России и за рубежом

Выберите регион

Станислав Ананьев, вице-президент Государственной корпорации «Олимпстрой»:
«Нельзя биться против системы. Её надо настраивать»

                            S_Ananev.jpg

До августа прошлого года Станислав Ананьев не имел никакого отношения к экологии, зато сразу стал заместителем министра природных ресурсов. До этого он успел перепробовать множество профессий, профессионально занимался энергетикой и дважды побывал в статусе федерального госчиновника. Но всё-таки большее время работал в бизнесе. Только теперь бизнес, которым он занимается государственный. После завершения работы в Минприроде он стал  вице-президентом Государственной корпорации «Олимпстрой».

- Проведя год на посту замминистра природных ресурсов, вы, наверное, можете сказать, что у нас с экологией?

- У нас конфликт между необходимостью развития экономики страны, сохранения производственных мощностей, поддержанием социальной стабильности, с одной стороны, и пренебрежительное отношение к экологии, с другой. Страна большая, есть возможность загрязнять в одних местах и наслаждаться окружающей природой в других, расстояния настолько значительны, что позволяет видеть контрасты между живым и мёртвым. Вот если бы все было только мёртвым, то мы бы больше задумывались над нашим отношением к природе. Забота о социальном факторе в форме сохранения хотя бы минимального уровня прожиточного минимума российских граждан на чадящих, технологически отсталых производствах, не создает стимулов для бережного отношения к окружающей среде. Как в анекдоте - одни люди приезжают за 200 км от Москвы и говорят: какая у вас хорошая экология. А другие люди им отвечают: у нас не экология, у нас природа. Есть ли разница? Разница существенная и оттого формирует разные подходы к окружающей среде.

- Больше засоряют среду городские отходы или промышленные?

- Речь идёт и о тех, и о других. У нас глубина переработки промышленных отходов не превышает 56%. На западе — порядка 80-83%. Так что есть куда стремиться. А с точки зрения отходов жизнедеятельности человека -  обычного мусора, то нам надо еще пройти творческий этап изменения сознания российского гражданина – приступить к раздельному сбору отходов гражданами уже в квартирах. Ну и культуру, связанную с утилизацией, сильно повысить. Необходимо новое осознание общества и законодателей, органов местного самоуправления и правоохранительных структур, требуется жёёсткая борьба с криминалом  по захоронению мусора в необустроенных местах: оврагах, карьерах, просто в поле. Нельзя без этого выстроить системную конструкцию, можно только рассчитывать на экологическое самосознание губернаторов и их политическую волю навести порядок. Это требует жестких и принципиальных административных решений.

- Каких решений?

- У нас законодательство слишком противоречивое. Я думаю, мы от этого никогда не избавимся. Остается только просто переписывать международное законодательство и приспосабливать его под себя, может и менталитет таким образом поменяем к бережливости. На западе природоохранное законодательство ушло так далеко, что для нас приведение в соответствие с ним нормы жизни потребует технологической революции, коренной модернизации производственных фондов всех предприятий. Для этого нужно, чтобы руководители, ответственные за соблюдение экологического законодательства на местах, не только декларировали свое стремление улучшать экологию, но и вырабатывали меры и осуществляли регулярный контроль за их соблюдением.

- Вам не кажется, что чиновничий аппарат настолько неповоротлив, что там не до революций?

- Аппарат неповоротлив. Но его деятельность зависит от расставленных акцентов. Если акцент расставлен на повышение ВВП всеми силами, а тактического плана по реализации модернизации хотя бы отдельных секторов экономики не разработано, то фраза о сохранении природы в целом ничтожна. Институт экологической экспертизы несколько лет назад почил в обозе. Да и то, что осталось требует серьёзных изменений как на законодательном уровне, так и на однозначности подходов к определению такого важного элемента как минимизация негативного воздействия на природу. Стране нужны другие приоритеты. Президент сказал: «необходимо энергосбережение» - криво, косо — законопроект чиновниками родился. Но в рамках исполнения настойчивой воли президента в нём забыли, что энергосберегающие лампы с ртутью и лампы накаливания две кардинально по-разному воздействующие на экологию и здоровье человека вещи. Об этом ничего не сказано.

- Но это не может быть просто промах.

- Я не комментирую это. В данном случае важно, что страна когда-то начнет бережно потреблять энергоресурсы. А второй этап, сама утилизация таких ламп, будет решаться по мере накопления проблемы. Чиновникам надо выполнить хотя бы первую задачу.

- Почему вы решили поддержать Ассоциацию Рециклинга Отходов?

- Я считаю, что будущее страны во вторичной переработке. Страна богатая природными ресурсами, но когда будет найден альтернативный источник энергии, все наши преимущества, а с ними и расточительство, мгновенно закончатся. Я надеюсь, что в своей жизни дождусь перестройки российского менталитета в этом плане. Ассоциация Рециклинга Отходов начинает свою работу с авторециклинга, я сам участвовал в подготовке этого проекта  и хорошо знаю его изнутри. Машина — это сложный технологический объект, в ней есть всё, от железа до масел — практически всё используется повторно. Вторичное использование очень развито на западе. А та программа, что подготовлена Минпромторгом, направлена исключительно на выдачу средств на спасение российского автопрома. Хотя для Автоваза даже эта программа может не привести к увеличению потребления машин. Программа не стимулирует развитие элементов народного хозяйства в целом: производство, эксплуатацию и утилизацию машин.

У нас скоро будут каждый год выбрасывать на свалку 2 млн. машин, превысивших 15-летний срок использования. Что с этим делать, никому не интересно. На западе — индустрия авторециклинга — целая подотрасль промышленности. А у нас думают только об увеличении потребительского спроса. Проект Ассоциации по авторециклингу, наверно, не проходной, поскольку он комплексно рассматривает всю систему отношений в целом. Но есть вероятность, что в правительстве найдутся люди, которые рассмотрят вопрос комплексно, не ограничиваясь задачей коротких стимулов для автопрома. Вопрос ведь не в том, чтобы продать 10 000 машин — вопрос в том, как делать это ежегодно уже не привлекая средств бюджета.

- Вы считаете, что у ТБО есть будущее?

- В ТБО содержится огромное количество сырья, которое могло бы использоваться повторно. Не хватает лишь стимулирования переработки и законодательного обязательства использовать вторичные материалы в ряде производств. У нас пока задача — чтобы экономика встала с колен, хотя бы что-то производила — неважно, как, сколько и с каким воздействием на природу. Чтоб хоть зарплату людям на предприятии платили.

- А почему вы в Минприроды не реализовали эти свои идеи, а в Олимпстрое?

- Ну, потому что нельзя биться против системы. Система должна быть настроена на такую работу.

- Как биться, если нельзя биться?

- Потому что легко воспринимается только то, что легко проходит. Заменить лампочки одни на другие — посчитали возможный эффект, раз — и сделали. Не требуется особого старания. Всё, что является элементом пиара — то проходит. Все, что является системной работой, в рамках которой надо зацепить чуть большее количество проблем и попробовать этот кубик собрать — это продукт работы не только внутри министерств, но и межведомственной координации. А это зачастую тупиковая задача. У нас все координируется только после того, как прямые указания начинают еще и регулярно контролироваться руководителями страны.

- Вот так послушаешь Вас и подумаешь: выход только один — взорвать всё это.

- Система сегодня работает в рамках того, чтобы не стало хуже. Это уже хорошо. Ведь природоохранное законодательство это новая силовая ветвь, которую можно использовать для того, чтобы воздействовать с любыми целями, зачастую не добрыми, на любое предприятие в любой момент. Иногда ею так и пользуются. В этой связи надо чётко понять, чем жертвовать. Жертвовать придется в этой игре старыми производствами и заработной платой. Правда, если мы хотим, чтобы в ближайшие 5-10 лет что-то изменилось.

- Насколько вопросы обращения с отходами важная для Вас тема и насколько - инерция прежнего места работы?

- У меня одно из обязательств в новой компании — утилизация отходов. Моя задача — обеспечить максимально безопасную переработку и использование образуемых строительных отходов. На сегодня производственные грунты, которые у нас образуются, мы используем для рекультивации оврагов в целях восстановления ландшафта. То есть для вторичного использования земли по её прямому назначению. Вторая цель - довести до 80% использование материалов, образующихся при сносе и разборке домов.

- Что из хрущёвки можно переработать?

- Все, что разбирается до того, как в ход идет ковш. Когда сносят дом бульдозером – это один вид работ, нецивилизованный. Когда специальной техникой, например, кусачками, то рядом должна стоять машина, которая сортирует и перемалывает арматуру, бетон. А потом всё пойдет в дело, на усмотрение подрядчика.

- Вы тоже считаете, что у нас нет отрасли переработки отходов?

- Есть некоторые элементы такой переработки. Но они не представляют из себя какой-то системной модели функционирования. Хотя работают в принципе безубыточно -  им это позволяют личные отношения с властью. Предприятия должны работать в режиме рынка, конкурировать между собой. Они сегодня ВЫЖИВАЮТ каждый в своем регионе. Всё поделено. Бизнес пытается функционировать, пытается улучшить, развивать, но качественных изменений не видно.

- Вы много знаете бизнесменов-энтузиастов, которые разрабатывают новые пласты отрасли на почти нулевой рентабельности?

- В больших городах-миллионниках, например, Москве, Питере проблема энтузиазма  возникает на почве экономики — чем дальше от города полигон, тем дороже будет стоить утилизация мусора. Возникает системная необходимость, бизнес начинает задумываться: как построен зарубежный опыт, где построить перехватывающие станции, ввести сортировку, чтобы увозить хвост, а не весь объём, как оптимизировать транспортные потоки, какую технику использовать и т.д. так формируется бизнес-инициатива. Кто-то где-то уже пришел в такую тупиковую зону, пригласил иностранцев, они начали реализовывать проекты, опыт потихоньку растекается. Если нужен опыт, то он уже существует в России, есть люди, кто способны делать достаточно хороший проект по данной теме.

Ноябрь 2009 г.

 

Ассоциация Рециклинга Отходов

ВэйстТэк-2017

10-я международная выставка-форум по управлению отходами, природоохранным технологиям и возобновляемой энергетике

Заявка на членство

Здесь Вы можете узнать подробнее про членство в Ассоциации, ознакомиться с перечнем документов для вступления, уточнить размер членских взносов